Поездка В ДыНыРы (День 1 Факты И Впечатления)

    share on:

    Поездка в ДНР, или временно окупированные, или не временно окупированные территории, долгое время казалась мне плохой идеей. И случилось это не из пущей храбрости, а по случайному, как зачастую и бывает, стечению обстоятельств. В данном посте я постараюсь написать как это происходило и какие впечатления у меня вызвало. Какие выводы я из этого сделал я напишу позже, они у меня постоянно в раздумьях сейчас.

    Началось все с того, что через вторые руки нам предложили поучаствовать в тендере в Новотроицке. Тендер интересный и мы согласились съездить. Хотя я родился и вырос в донецкой области, до недавних событий, данный городок знаком мне не был. Взглянув на карту я понял, что будет кощунственно и по отношению к себе и по отношению к родственникам не воспользоваться такой возможностью заехать их проведать. Как результат я поехал на машине.

    Выехали мы с Димой в 16-00 в четверг, и до вечера добрались до г.Днепродзержинска. Сейчас там проживает мой отец, вынужденно туда переехавший. Какое то время он снимал с семьей дом, потом его продали и он переселился в (я не знаю как это назвать) временные дома, контейнеры, в общем что то, что сейчас они называют временным жильем. По размеру это похоже на два контейнера, соединенных вместе. Внутри первого кухня и две кровати, одна из которых двухярусная, пара шкафов и кухонный стол. Во втором ванная и туалес и вторая комната. Строили это немцы, что видно практически невооруженным глазом. Все, что должно быть сделано качественно, таково. Не буду вдаваться в подробности продуманности и того что каждый винтик имеет свою защелку, все сделано по уму и для людей.

    Но все таки это жилье временное. Папа со своей женой и сыном там уже около полугода. Пока что они определились оставаться еще на год там, т.к. брату с осени идти в 11 класс, и они не хотят получать неизвестный диплом. Я смотрел и слушал и мне становилось как то грустно. Я мало что рассказал, и как то даже стеснялся спрашивать какие то личные вещи. Как то остро я почувствовал их переживания этой ситуации. Я долго не мог заснуть, и постоянно думал, и что то захотелось сделать, хотя непонятно что. Кто то продал там жилье и переехал в другой город, кто вот так застрял посредине чего то...

    Утром мы выехали из Днепродзержинска. Дорога мне не знакомая и довольно пустая. Ехать нам нужно было около 4х часов, мы кружляли по Днепру, потом выехали на трассу. Вся дорогу мы разваривали о всяких существенных и не очень, и совсем не, вещах. где то в середине пути к Новотроицку нам на встречу ехала газель (или что то такое), Дима сказал смотри, и я посмотрел. Груз 200.

    Блядь. Все что мы смогли произнести. Ты едешь каждый день на работу и между песнями Оззи и Хетфилда на роксе Ксения Владина сообщает тебе, что за вчера столько то ранено, и столько погибло. И ты слушает и как то это с сожаление воспринимаешь даже. А тут ты ехал, а тебе на встречу везут. И воспринимается это совсем по другому. И мы какое то время молчали, потом пытались как то это обсудить. А внутри хотелось побыть самому, совсем самому и как то подумать, или понять что то, и хотелось остановиться и вдохнуть воздуха что ли где то на просторах этих безлюдных степей. Чего то наверное хотелось еще, но нужно было ехать, и мы ехали, не знаю что думал Дима. Хотелось выбросить из головы, и не получалось...

    Назад нас вырвал блокпост. Это был первый блокпост на нашем пути. Стоп контроль, предъявите документы, откройте багажник. Странное ощущение. Ощущение неизвестного, ощущение людей с оружием, понимание их усталости и восприятие того, что им нужно это делать, они обязаны, или должны. А что должен ты? Что делать? Что говорить? Как отвечать на вопросы? Мы битый час до этого обсуждали как мы можем ответить, на потенциально очень не простые вопросы от них "Чего не на фронте?", "Почему удрали и не защищаете Донецк?". Но ничего этого не произошло (надо отметить что не произошло и потом). Было какое то странное чувство, только сейчас я его могу его осознать, тогда не мог.

    Проехали, и как то облегченно вздохнули. Дальше будут еще блокпосты, более опасные, более контролируемые и более и более, но этот был первый, и он до сих пор как в тумане.

    Мы остановились через несколько километров переодеться перед встречей. Встреча много чем поразила, особенно составом собственников компании. Хоть данные эти и открыты, писать я их не буду, из ряда соображений. Но задумался я настолько сильно, что сильно изменил мнение о стоящих за этой войной силах, причинах, и факторах.

    Дальше Дима поехал в Донецк. А я поехал в Мариуполь к тете.

    Второй блокпост. И уже можешь как то обращать на что то внимание. И что то замечать. Национальная гвардия. Огромный и очень молодой парнишка проверяет документы. И на тебя смотрят глаза уверенные в себе, сильные и, как будто, что то понимающие. Документы, куда, откуда, проезжайте. Мариупольская трасса Донецк-Мариуполь, некогда оживленная артерия, сейчас выглядит как как синюшная вена старика с редкой пульсацией в виде нескольких автомобилей.

    Мой взор поражают ежи. Потом я еще много увижу их на других блок постах, но эти почему то врезались. Они тоже были первые, и очень большие. Выглядит это как то так:

    И это еще не самые большие из них. Хотя сейчас я уже не уверен, возможно это было такое впечатление.

    Блокпост перед Мариуполем. Откуда? Куда? Документы. Багажник. Проезжайте.

    Немного забыл город, поколесил. Почему то не ловит Утел, и не могу построить маршрут на телефоне. Поворачивая за мной направились полицейские. Маргнул аварийкой. Остановились и я пошел спрашивать дорогу. Хорошо запомнил парня на пасажирском. Весь в татуировках и шрамах. Лицо, руки, шея. Рассказали как проехать и говорит. А выдели знак? Говорю нет. Называют его номер, сказал что ковырялся с телефоном так как заблудился. Сказали будьте осторожны и внимательнее на дороге.

    Город живет такой же жизнью как и прежде. Если бы не блокпосты на въезде, никогда не скажешь что рядом линия фронта. Люди такие же как и прежде. Ходят, смеются, целуются, грустят, просят милостыню, говорят по телефонам, каждый занят своими заботами. Я не замечаю никаких изменений.

    С тетей разговаривал пару часов. У нее дома ее мама. Некогда очень активная сейчас уже с глубоким склерозом. Меня не узнала. Стало грустно. По телевизору 3 новости про Савенко. Какой то соц опрос. Мы поужинали и я все таки решил ехать в село к бабушкам. Почему все таки, так как пропускной пункт работает до 20-00 и там может быть очередь. а уже было начало шестого.

    Навигатор проложил мне какой то маршрут и я поехал. Доехал до поста на выезде. Пока какой то молодой паренек проверял документы, я спросил как проехать на Гнутово. Он переспросил у сидящего под деревом солдата. Тат махнул рукой. Мне как то сразу не понравился тот факт, что на этом посту не знаю как туда проехать. Я свернул влево на посту и по безлюдной дороге поехал. На пути выросли бетонные ежи, самые большие что я видел за всю дорогу. Начался какой то апокалиптически дождь и потеет стекло. Навигатор без связи показывает что рядом уже поворот, там уже буквально 5 километров и пропускной пункт.

    Поворачиваю и резко бью в тормоз. И причина не в табличках с двух сторон дороги о том что двигаться только по дороге и не съезжать на обочину, мины. А в том, что на всю дорогу в мой рост написано "Мины". Большими белыми буквами. И какой то ступор настает, что делать неясно. Вернее ясно сейчас, но совсем не ясно было тогда. Звоню папе, он ругается на меня, куда я поперся, там через несколько километров уже линия военных действий. Оказывается я пропустил поворот. Тут приходит осознание что я стою где то в поле, в котором нет никаких машин, и стоило бы побыстрее уносить от сюда ноги. Возвращаюсь в Мариуполь искать правильный путь.

    Возвращаюсь на тот же блокпост, говорю что там мины на дороге, как же все таки проехать на Гнутово? Не в курсе отвечает мне украинский военный, нужно отметить это самое неприятное лицо из всех блокпостов. Презрение, ненависть, усталость, злоба, брезгливость, какие то такие чувства выражает его казалось бы безразличное лицо.

    В телефонном режиме с отцом я все таки нахожу нужный поворот и еду уже, хотя и в жиденьком, но потоке машин. Приезжаю на пропускной пункт. Моя машина 26. Смотрю что запускают редко, но партиями по десять штук. Выглядит это как натуральная таможня, все правда в миниатюре, но процесс такой же, как если бы вы ехали в польшу. Нет только крыши и вместо капитальных строений фагончики. Встречают пограничники, у меня складывается впечатление что я выезжаю из страны. На блок постах военные с автоматами, тут же с табельными пистолетами. Хотя за рамками территории с обоих сторон блокпосты.

    В очереди я простоял минут 40, как оказывается это Очень быстро. Еще минут 15 проверяли документы и осматривали машину. Раздали нашей колоне документы и мы выехали. Кто знал дорогу ускорился, кто не знал как то тянулся гуськом следующие 10 километров до пропускного пункта в ДНР.

    Логика пункта такая же, но менее организовано. Первого военного которого я встретил оказался молодой улыбчивый парень без оружия, руки в брюки, спичка во рту. Чего лобовое запотело? Не знаю говорю, наверное кондиционер, на улице моросит дождь. Он улыбается на одну сторону и говорит: "Понятно". В его улыбке какое то непонятно ощущение того, что мол пил что ли. И уходит. На обратном пути он же собирает документы.

    Тут появляется разрумяненый экемпляр, явно хорошо выпивший, и ясно хорошо. Махает руками и раздает какие то команды кому куда ехать, кого выпускать и так далее. Складывается впечатление что он всеми руководит. Мы понемногу тянемся, он выстраивает нас в импровизированные колонны. Если на украинском пропускном пункте это двусторонние дорожки отделенные бетонными плитами, то тут это импровизированные очереди.

    Подходит женщина со слезами на глазах и всхлипывая спрашивает не еду ли я в Новоазовск.

    Я стою в очереди первый, слева от меня останавливается, вне очереди, белая новенькая и вымытая камри. Изрядно выпивший "руководитель процессии" подходит к камри. Окно у меня открыто, нужно дождаться когда назовут номер твой машины и выйти забрать документы. Из окна мне хорошо слышно "руководителя", он подходит к камри и говорит "здравия желаю", что то слушает, кивает головой. За рулем худощавый мужчина, лицо которого я не рассмотрел, а хотел.

    Называют мой номер я выхожу из машины и иду за документами, рядом со мной отходит руководитель и подходя к молодому солдату говорит. Нужно отметить что при этом о поднимает вверх указательный палец и делает какое то понимающее лицо и как бы указывая ввысь произносит (я стою у него за спиной пытаясь получить документы). "Игорь Иванович - великий человек!". Молодой солдат непонимающее смотрит на начальника странно лупая глазами, как студент не знаю что ответить на вытянутый билет, и не находит ничего лучше чем повторить номер моей машины, хотя я уже с протянутой рукой пытаюсь забрать у него документы.

    я выезжаю на дорогу, или то, что когда то ей было. Уже довольно сильно потемнело, и дождь скрыл ямы. Колесо периодически попадает в какую то глубокую. Мысленно материшься, иногда вслух.

    Подъезжаю к первому блокпосту на перекрестке. Передо мной несколько машин, и у меня появляется несколько минут подумать. И думаю я о том, что приехал этот Игорь Иванович с украинской территории, а ему на пропускном пункте в ДНР вроде как начальник этого пункта отдает честь, возникает в моей голове много вопросов. Но тут машут рукой, что мол подъезжай на проверку, и я откладываю обдумывание этой мыли на позже.

    Ничего необычного. Так же военные. в такой же форме. Так же проверяют паспорт. Становится как то даже странно. Если бы не изрядно выпивший на посту руководитель, можно было бы не заметить разницы. Но это не надолго...

    Пока ехал, или лучше сказать фигурно маневрировал направлением, до следующего блок поста по ямам меня все обгонял какой то дядька на москвиче, а на прямом участке он опять оставался позади, и перед самым блок постом он все таки меня опередил и стал передо мной. Я вижу что он пререкается с солдатом, до меня в открытое окно доносятся обрыки фраз, сколько мол можно этот багажник открывать. На что в ответ нетрезвый голос, надо уточнить что сильно не трезвый голос отвечает, я что мол тут для мебели стою. Дядька идет и пытается открыть багажник, это как то не сильно получается, и я понимаю что поэтому он и нервничает. Солдат отдает документы и машет чтобы подъезжал я.

    Первая фраза в моем окне довольно содержательна: "Дед, сука, выебал все мозги, блядь. Документы". Я передаю документы немного ошеломлен состоянием, с которым произнесена фраза. Литературно выражаясь - пьян наш солдатик в стельку. "Багажник". Я выхожу из машины и иду открывать багажник, поднимаю его. И как часто бывает у очень выпивших людей они хотят(или уже не могут) меньше говрить и больше мохать руками в направлении желаемого действия. Так и наш солдатик тычет мне в ногу дулом автомата пытаясь меня отодвинуть от багажника чтобы он туда заглянул. Как то не по себе. С одной стороны ни на одном блокпосту не было такого небрежного обращения с оружием и уж тем более в меня им не тыкали. С другой стороны говорить что то наверное бесполезно как минимум, и опасно как максимум. Он вытаскивает голову из багажника, и таким же небрежным движением дулом вдоль моего туловища машет, мол закрывай. Он что то еще хотел сказать, но не стал. Расстегнул еще одну пуговицу на шее, от чего его вид еще более стал неопрятно пьяным и пошел назад к знаку стоп, продолжая махать автоматом, мол проезжай...

    Мерзкое ощущение.

    В размышлениях над увиденным, непроизвольным сравнением с украинскими блок постами я продолжаю объезжать перманентно возникающие ямы, или воронки, сложно различить. Я отдельно сформулирую эти выводы, но нужно отметить что днем, все очень чинно, возможно пятница вечер делали свое дело.

    В этих размышлениях и виражах я вхожу в какой то ритм. Плохое зрение в этих сумерках совсем плохо ориентируется в перспективе, да и еще постоянно возникающие ямы заставляют смотреть под нос автомобиля, тут передо мной вырастает импровизированная колонна из шлакоблока, я резко принимаю вправо, впереди вижу ничем не обозначенную плиту и резко торможу. С хорошей протяжкой и пылью я останавливаюсь, мысли заняты тем как это я умудрился чуть не вьехать в блокпост, но остановился вроде нормально перед самим стопом. Удивляюсь почему это встречная машины в таких потемках без света. Она отъезжает, я трогаю в направлении проезда, начинается какая то суета и крики. Окно уже было закрыто и я медленно двигаясь его открываю. Сквозь открывающееся оно доносится очень внятная команда и становится понятна причина суеты и уже бегущих с автоматами людей.

    "Сука, выключил нахуй свет!!!".

    Наверное команда в атаку делает с мозгом что то подобное, я бесприкословно подчиняюсь даже не задумываясь. Страх, хотя наверное даже не страх, или по крайней мере я бы это сравнил с тем же ощущением когда я прыгал с парашютом. Я конечно не ожидал что сейчас начнут стрелять, эта мысль не успела как то проскочить, но я понимаю что сейчас будет какой то неприятный разговор.

    "Добрый вечер, документы." Передаю в окно. "Откройте багажник". Вышел открыл. "До свидание, счастливого пути".

    Удивление, мягко говоря. Война заставляет мозг людей реагировать на все по другому.

    Еду. Связи нет. Навигатор не работает, не могу найти поворот. Есть небольшой крюк через Новомарьевку, но там через несколько километров Гранитное и активные боевые действия. На обочине стоит машина, что то чинят, останавливаться стремно. Проезжаю прямо и вижу что двигаюсь (по моему ощущению и мнению) куда то к линии фронта. Разворачиваюсь на навигаторе телефона я вижу поворот и себя как точку на нем, а его нет. Опять доезжаю до ремонтирующейся машины, разворачиваюсь еще раз. Решаю все таки ехать через новомарьевку доезжаю до поворота, влево от которого уже линия фронта, справа дорога в Тельманово (сейчас во что то переименованное), поселок в котором я вырос.

    Через несколько километров проезжаю знак въезда. Мысли успокаиваются. Все знакомо, но как то очень темно. Мало света, мало людей, хотя еще даже нет десяти вечера, вспоминая как было раньше, становится как то моторошно. Дорога знакома, но сильно испорчена. Звонит бабушка, спрашивает когда я буду через полтора часа ведь комендантский час. Говорю что заеду к знакомому минут на 20 и сразу будут. Приезжаю к знакомому. Мы разговариваем (я наверное отдельным постом опишу о чем), он пьет пиво и чистит рыбу. На небе появляется что то отдаленно напоминающее фейерверк но как то странно летящее. Он смотрит спокойно и безразлично. Световые ловушки. Наверное сбивают беспилотник. Начинаются автоматные очереди троссиюрующими пулями. Плохой знак говорит, ночью будет жарко. Мы какое то время еще сидим, я допиваю чай и еду к бабуле.

    Тут нужно сделать какое то лирическое какое значение для меня имеет бабушка. Но как то и настроение сейчас после всего написанного не то, и она заслуживает отдельной большой истории. Многие родственники и знакомые говорили что она очень сдала, но я вижу перед собой тот же энергетический клубок. Сердце мое радуется непередаваем. Мы обнимаемся и бабушка плачет. мы разговариваем на какие то общие темы смотрим друг на друга, как будто и не было двух с половиной лет которые пролетели. Как будто не было сложных телефонных разговоров и разногласий. Как будто сейчас мир. Я иду в летний душ, как по школе и университету я собирался на дискотеку. Но сейчас уже никуда не пойдешь, улицы уже наполнены "зелеными человечками", и скоро тех кто не спрятался без разбору заберут.

    Мы еще какое то время болтаем ни о чем. Как родственники. Как огород и прочее и прочее. Сутки в дороге берут свое, и клонит в сон. Я иду в комнату с которой связано так много воспоминаний, а там все по прежнему. И накрытый тряпочкой старый, уже неизвестно сколько лет неработающий телевизор. И мои школьные учебники, и конспекты с института, и книги по психологии, и тот же ковер на стене, много много других деталей. Красота момента зашкаливает, я даже пытаюсь полистать органическую химию за 10й класс, которую справедливости ради нужно сказать я привез с собой, странное совпадение.

    Понимаю, что больше страницы не осилю, выключаю свет и проваливаю в бездонный сон. Не слышал ничего, а хотел услышать, и было что. С часу ночи и до четырех бомбили. Но я этого не слышал. Я спокойно спал. Очень уставший, переволновавшийся и очень счастливый...

    Zosim Maxim

    Read more posts by this author.